Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении

Ответы на вопросы по теме: "Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении" с полным описанием проблематики и способов решения. При возникновении дополнительных вопросов - задавайте их дежурному юристу.

Содержание

  • Сроки включения требования в реестр кредиторов

    Кооператив — банкрот. Договор о передаче личных сбережений заключен до 19 мая 2018 г. Реестр требований кредиторов закрывается 7 мая 2018 г. Включат ли мои требования в реестр кредиторов?

    В вопросе не указано, в какой процедуре банкротства (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее или конкурсное производство) находится кооператив и какой вид кооператива впал в соответствующую процедуру, предусмотренную Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

    Между тем, строго говоря, формально принятие решение суда о признании должника банкротом осуществляется одновременно с введением процедуры конкурсного производства (ст. 53, п. 1 ст. 124 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Однако обывательски часто называют банкротом лицо, в отношении которого введены иные процедуры несостоятельности, разные по порядку их проведения и последствиям, в связи с чем упомянем о них применительно к вопросу установления требований кредиторов.

    Договор о передаче личных сбережений со сроком исполнения указывает на кредитный потребительский кооператив, который вправе привлекать денежные средства своих членов на основании договоров названного типа (п. 2 ч. 1 ст. 4, ст. 30 Федерального закона от 18.07.2009 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации»).

    Согласно пп. 8 п. 2 ст. 180 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» кредитные потребительские кооперативы отнесены к финансовым организациям, в отношении которых § 4 указанного закона устанавливает некоторые специальные правила банкротства. Однако, поскольку прямо из вопроса не вытекает, является ли упомянутый кооператив кредитным, следует обозначить как общие правила, так и упомянуть особенности, применимые только в делах о банкротстве таких организаций.

    В случае вынесения арбитражным судом определения о введения в отношении должника процедуры наблюдения установлено, что согласно п. 3 ст. 63 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» для участия в деле о банкротстве срок исполнения обязательств, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, считается наступившим. Кредиторы для целей участия в первом собрании кредиторов вправе предъявить требования к должнику в порядке, установленном ст. 71 указанного закона, а именно, в течение 30 календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения посредством направления требования в суд, должнику и временному арбитражному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. В случае признания их обоснованными указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда.

    Требования кредиторов, предъявленные по истечении указанного выше срока, подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения (п. 7 ст. 71 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

    Если в отношении кооператива введена именно такая процедура и к указанной в вопросе дате истекает 30-дневный срок, кредиторы, договорный срок исполнения обязательств которых находится за пределами указанной даты, вправе предъявить свои требования, поскольку считается, что в целях участия в деле о банкротстве срок их исполнения наступил.

    Однако следует иметь в виду, что с учетом вышеупомянутых особенностей банкротства финансовых организаций в случае возбуждения дела о банкротстве кредитного кооператива по заявлению временной администрации Банка России в связи с установленной невозможностью восстановления платежеспособности кооператива процедура наблюдения не применяется (п. 2 ст. 183.17 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

    По общему правилу, в случае введения в отношении должника процедуры финансового оздоровления либо внешнего управления кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе соответствующей процедуры (п. 5 ст. 81, п. 1 ст. 100 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»), но с учетом срока их исполнения, установленного договором, поскольку иного законом не предусмотрено. Из контекста вопроса вытекает, что поскольку установлен крайний срок для предъявления требований кредиторов, в отношении должника ни одна из указанных процедур не введена. Кроме этого, применительно к особенностям банкротства финансовых организаций законодатель установил, что в отношении таких организаций данные процедуры не применяются вовсе (п. 1 ст. 183.17 указанного закона).

    В случае принятия судом решения о признании должника банкротом установлено, что согласно абз. 2 п. 1 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника также считается наступившим. В таком случае требование кредитора должно быть предъявлено до истечения срока закрытия реестра кредиторов. Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (абз. 3 п. 1 ст. 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

    Таким образом, если указанный срок истекает 7 мая, кредитору надлежит заявить требование об установлении своего требования в реестре кредиторов до указанной даты независимо от предусмотренного договором срока исполнения денежного обязательства. Требование подлежит рассмотрению и включению в реестр.

    Норма закона, регулирующая порядок предъявления таких требований для финансовых организаций, предусматривает те же сроки: 30 дней в наблюдении и 2 месяца в случае конкурсного производства с момента публикации сведений о соответствующей процедуре (п. 1 ст. 183.26 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

    Однако в отличие от общего правила требование кредитора финансовой организации включается в реестр не определением суда, а арбитражным управляющим такой организации (п. 3 ст. 183.26 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

    При этом во всех случаях имеет значение дата надлежащего обращения кредитора в суд, к должнику и арбитражному управляющему, а не дата фактического рассмотрения требования по существу арбитражным судом или арбитражным управляющим финансовой организации, что может произойти и позднее даты закрытия реестра кредиторов. Дата фактического рассмотрения судом требования кредитора или дата включения арбитражным управляющим финансовой организации в реестр такого требования, надлежаще заявленного до истечения установленного срока закрытия реестра, никак не влияет на результат его последующего рассмотрения по существу и не является основанием для отказа во включении такого требования в реестр.

    Читайте так же:  Документы для закрытия ипотеки материнским капиталом

    Пропуск кредитором банкрота общего срока закрытия реестра требований кредиторов не всегда влечет отказ во включении его требований в реестр

    Взыскатель в исполнительном производстве не освобождается от предъявления соответствующих требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, с тем, чтобы их включили в реестр требований кредиторов. При этом срок на предъявление взыскателем требований в деле о банкротстве начинает течь со дня направления ему конкурсным управляющим уведомления о получении управляющим исполнительных документов и о необходимости заявления взыскателем требований в рамках дела о банкротстве, а не с момента опубликования информационного сообщения о введении соответствующей процедуры в отношении должника.

    Реквизиты судебного акта

    Решением арбитражного суда г. Москвы от 18.05.2016 гражданин У. признан несостоятельным (банкротом). В отношении его имущества введена процедура реализации. Сведения о введении процедуры банкротства опубликованы 28 мая 2016 г. Гражданин Г. 30 января 2017 г. в порядке ст. 100, п. 4 ст. 213.24 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) направил в суд заявление о включении его требования в реестр требований кредиторов гражданина У. Таким образом, он пропустил установленный Законом о банкротстве двухмесячный срок закрытия реестра.

    Требование гражданина Г. вытекает из неисполнения У. (заемщиком) обязательств, принятых по договору займа, и подтверждено вступившим в законную силу решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 12.12.2011 по делу № 2-9750/2011.

    Заявляя ходатайство о восстановлении пропущенного двухмесячного срока, отведенного Законом о банкротстве кредиторам на предъявление требований, Г. сослался на то, что после взыскания задолженности в судебном порядке он изменил место жительства и о введении процедуры реализации имущества У. по новому адресу не извещался. К ходатайству Г. приложил копию постановления судебного пристава — исполнителя от 11.09.2015 о возбуждении по его заявлению исполнительного производства в отношении У.

    Позиция судов

    Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что требование Г. к У. подлежит удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, так как соответствующее заявление было подано после закрытия реестра требований кредиторов.

    Суды отказались включить требования Г. в реестр требований кредиторов У. В обоснование данного решения они сослались на положения ч. 1 ст. 142 Закона о банкротстве, согласно которой реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Также суды отказали в удовлетворении ходатайства Г. о восстановлении пропущенного срока на включение его требований в реестр требований кредиторов. Они исходили из того, что информация о банкротстве У. была опубликована финансовым управляющим в установленном Законом о банкротстве порядке и являлась общедоступной.

    Суд округа согласился с решением нижестоящих судов. При этом он отклонил доводы кассационной жалобы о том, что заявитель получил уведомления финансового управляющего по своему старому адресу, что подтверждает уважительность причин пропуска срока обращения кредитора с требованием в суд. Как отметила первая кассация, гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо несут риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам, перечисленным в абз. 1 и 2 п. 63 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Гражданин, не сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не проживает (не находится) по указанному адресу.

    Позиция ВС РФ

    ВС РФ отменил решения нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении ходатайства Г. о восстановлении пропущенного срока и признания его требования подлежащим удовлетворению за счет имущества, оставшегося лишь после погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. В отмененной части обособленный спор направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    Коллегия ВС РФ исходила из следующего.

    Как разъяснено в п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „Об исполнительном производстве“ в случае возбуждения дела о банкротстве», передача исполнительных документов арбитражному управляющему не освобождает конкурсных кредиторов от предъявления соответствующих требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве. Срок на предъявление такими лицами требований в деле о банкротстве начинает течь не ранее дня направления им конкурсным управляющим уведомления о получении управляющим исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве. Указанные разъяснения подлежат применению как при банкротстве юридических лиц, так и при банкротстве физических лиц.

    Особенности правового регулирования срока предъявления требований при наличии возбужденного исполнительного производства обусловлены тем, что взыскатель, поручивший исполнение судебного решения государственной службе, специально созданной для этих целей, имеет разумные ожидания того, что он будет проинформирован путем индивидуального извещения об объективной невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению. Возложение на него обязанности по самостоятельному отслеживанию публикаций о судьбе должника является чрезмерным.

    Таким образом, при прекращении исполнения требования взыскателя в исполнительном производстве, о котором кредитор узнает после открытия процедуры конкурсного производства, для правильного определения начала течения срока закрытия реестра требований кредиторов правовое значение имеет не момент опубликования информационного сообщения о введении процедуры, а обстоятельства, связанные с направлением арбитражным управляющим извещения взыскателю. Не установив эти обстоятельства, суды пришли к преждевременному выводу о пропуске Г. срока на предъявление требования к должнику.

    Кроме того, представитель Г. в судебном заседании пояснил, что его доверитель в заявлении о возбуждении исполнительного производства указал свой новый адрес, по которому рассчитывал получать сообщения о ходе исполнительного производства. Данные обстоятельства также подлежали проверке и оценке судами при разрешении вопроса о возможности включения требования кредитора в реестр требований кредиторов У.

    Постановление ФАС Московского округа от 17.09.2004 N КГ-А40/8377-04 Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Требования кредиторов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

    ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

    Читайте так же:  Договор аренды склада

    кассационной инстанции по проверке законности и

    обоснованности решений (определений, постановлений)

    арбитражных судов, вступивших в законную силу

    от 17 сентября 2004 г. Дело N КГ-А40/8377-04“

    Решением Арбитражного суда г. Москвы от 19 августа 2003 г. по делу N А40-28742/03-78-26Б ОАО КБ “Андреевский“ признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим назначена Б.

    Ташкентской и Среднеазиатской Епархией Русской Православной Церкви 17 июня 2004 года заявлено требование к должнику — ОАО КБ “Андреевский“ — о включении в реестр требований кредиторов в соответствии статьи 100 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ суммы задолженности в размере 7556979 руб. 96 коп.

    Определением от 18 июня 2004 года требование Ташкентской и

    Среднеазиатской Епархии Русской Православной Церкви включено в третью очередь реестра требований кредиторов должника ОАО КБ “Андреевский“.

    При этом суд исходил из того, что требования кредитора, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов должника, не подлежат включению в данный реестр и в соответствии с пунктом 4 статьи 142 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ подлежат удовлетворению из имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в установленный срок.

    В апелляционной инстанции законность и обоснованность обжалуемого определения не проверялись.

    Не согласившись с определением Арбитражного суда города Москвы от 18 июня 2004 года, конкурсный управляющий ОАО КБ “Андреевский“ обратилась в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой с просьбой обжалуемый судебный акт отменить в связи с несоответствием выводов суда материалам дела, а также нарушением норм материального права — статьи 142 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“.

    По мнению заявителя кассационной жалобы, требования кредитора, заявленные за пределами срока, предусмотренного пунктом 4 статьи 142 Федерального закона Российской Федерации “О несостоятельности (банкротстве)“, не могут быть включены в реестр требований кредиторов третьей очереди в связи с его закрытием.

    В суде кассационной инстанции представитель заявителя поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, представитель Епархии возражал против ее удовлетворения.

    Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного акта в

    порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции находит определение от 18 июня 2004 года подлежащим отмене исходя из следующего.

    Как следует из материалов дела, включив требования Ташкентской и Среднеазиатской Епархии Русской Православной Церкви, суд первой инстанции руководствовался нормами статьи 142 Закона о несостоятельности.

    Пунктом 4 данной статьи установлено, что требования кредиторов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

    Материалами дела подтверждено, что публикация сведений о признании несостоятельным (банкротом) ОАО КБ “Андреевский“ произведена в “Российской газете“ от 26 сентября 2003 года.

    Согласно пункту 1 статьи 142 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“, реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

    Таким образом, суд первой инстанции верно установил, что требования Ташкентской и Среднеазиатской Епархии Русской Православной Церкви заявлены после закрытия реестра требований кредиторов должника, не подлежат включению в реестр требований кредиторов должника и подлежат удовлетворению с учетом требований пункта 4 статьи 142 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ из имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в установленный срок.

    При этом вывод суда о включении требований данного кредитора в третью очередь реестра требований кредиторов должника не

    соответствует установленным по делу фактическим обстоятельствам.

    [1]

    Учитывая вышеизложенное и на основании пункта 3 части 1 статьи 287 и части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обжалуемый судебный акт подлежит отмене, а дело в части требования Ташкентской и Среднеазиатской Епархии Русской Православной Церкви — направлению на новое рассмотрение.

    При новом рассмотрении требования необходимо учесть предложенное, в соответствии с требованиями закона определить очередность удовлетворения требования Епархии и принять определение, отвечающее требованиям статьи 185 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

    Руководствуясь ст. ст. 284 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

    определение от 18 июня 2004 года по делу N А40-28742/03-78-26Б Арбитражного суда города Москвы отменить и требование Ташкентской и Среднеазиатской Епархии Русской Православной Церкви передать на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд.

    [2]

    Постановление ФАС Московского округа от 15.08.2005 N КГ-А40/7249-05 Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

    ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

    кассационной инстанции по проверке законности и

    обоснованности решений (определений, постановлений)

    арбитражных судов, вступивших в законную силу

    от 15 августа 2005 г. Дело N КГ-А40/7249-05“

    Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: председательствующего-судьи Я., судей М.Л. и М.А., при участии в заседании от заявителя: Р. (С. — адвокат, доверенность от 03.12.2004, удостоверение регистр. N 50/4314); от должника: конкурсный управляющий КБ “Диалог-Оптим“ (ООО) (З. — помощник конкурсного управляющего, доверенность N 240 от 15.07.2005, К. — доверенность N 249 от 15.07.2005), рассмотрев 08 августа 2005 года в судебном заседании кассационную жалобу Р. — кредитора — на определение Арбитражного суда города Москвы от 16 мая

    2005 года по делу N А40-42415/04-44-31Б, принятое судьей Г., по делу о признании несостоятельной (банкротом) кредитной организации — КБ “Диалог-Оптим“ (ООО) в части требований Р.,

    Видео (кликните для воспроизведения).

    решением Арбитражного суда города Москвы от 16 сентября 2004 года по делу N А40-42415/04-44-31Б Коммерческий банк “Диалог-Оптим“ (Общество с ограниченной ответственностью) (г. Москва) (далее по тексту — КБ “Диалог-Оптим“ (ООО) или должник) по заявлению Центрального банка Российской Федерации был признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника было открыто конкурсное производство сроком на один год, а определением арбитражного суда первой инстанции также от 16 сентября 2004 года конкурсным управляющим КБ “Диалог-Оптим“ (ООО) был утвержден Д.

    В процессе конкурсного производства в отношении должника гражданин Р., зарегистрированный в городе Москве (далее по тексту — Р. или заявитель), 29 декабря 2004 года обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением от 29.12.2004 об установлении размера требования заявителя и его включения в реестр требования кредиторов, ссылаясь на то, что сумма вклада по договору Ф-03-03/0425 по лицевому счету Р. N 42300584000031001735 составила 419694 рубля 48 копеек (т. 4092, л. д. 2).

    Читайте так же:  Через сколько дней выплачивают материнский капитал

    Определением Арбитражного суда города Москвы от 16 мая 2005 года (в полном объеме изготовлено 23.05.2005) по делу N А40-42415/04-44-31Б было отказано в удовлетворении ходатайства Р. о восстановлении пропущенного срока. Суд первой инстанции отказал Р.

    во включении в реестр требований кредиторов КБ “Диалог-Оптим“, а также признал обоснованными требования заявителя к КБ “Диалог-Оптим“ в размере 419694 руб. 48 коп. и подлежащими удовлетворению в порядке первой очереди. При вынесении определения суд руководствовался статьями 1, 34, 49 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“ и статьями 4, 16, 32, 100, 142 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ (далее — Закон о банкротстве) (т. 4092, л. д. 20).

    При этом арбитражный суд первой инстанции указал, что публикация сообщения о признании должника несостоятельным (банкротом) и открытии в отношении него конкурсного производства была произведена в Российской газете 14 октября 2004 года, а требования Р. были предъявлены в арбитражный суд лишь 29 декабря 2004 года, то есть после истечения срока для предъявления требований.

    Также первая инстанция в мотивировочной части определения указала, что требования Р. в размере 419694 руб. 48 коп. признаются судом обоснованными, поскольку подтверждены договором N Ф-03-03/0425 срочного вклада “Диалог-Престиж“ от 29.07.2003, сберегательной книжкой N 0002964, выданной на основании указанного договора, а также не оспариваются конкурсным управляющим должника, однако в силу закона требования физических лиц по договорам банковского вклада и банковского счета, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, подлежат удовлетворению в порядке первой очереди пропорционально с оставшимися

    неудовлетворенными требованиями кредиторов первой очереди после проведения предварительных выплат.

    В Девятый арбитражный апелляционный суд определение от 16 мая 2005 года Арбитражного суда города Москвы заявителем и конкурсным управляющим должника не обжаловалось.

    Не согласившись с определением суда первой инстанции от 16.05.2005, Р. обратился в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит указанный судебный акт отменить и на стадии кассационного производства включить его требования в реестр требования кредиторов КБ “Диалог-Оптим“ (ООО) в составе первой очереди.

    В жалобе Р. указывает на то, что суд первой инстанции, по его мнению, неправильно применил статью 117 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которой предусмотрена возможность восстановления срока, если суд признает причины его пропуска уважительными, а заявителем были представлены доказательства, подтверждающие нахождение его на стационарном лечении, что и привело к пропуску срока для предъявления требований.

    В отзыве на кассационную жалобу заявителя конкурсный управляющий должника просит кассационную инстанцию оставить обжалуемое определение без изменения, как законное и обоснованное, а жалобу — без удовлетворения, как не основанную на нормах права о банкротстве.

    В заседании кассационной инстанции представитель Р. поддержал рассматриваемую кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, представители конкурсного управляющего должника возражали против удовлетворения жалобы, считая обжалуемый судебный акт законным и обоснованным.

    Рассмотрев материалы дела о банкротстве должника в части требований заявителя, заслушав

    представителей Р. и конкурсного управляющего КБ “Диалог-Оптим“ (ООО), проверив в порядке статей 284, 286, 287, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права при вынесении обжалуемого определения, а также соответствие выводов в указанном акте установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, кассационная инстанция пришла к выводу, что названный судебный акт должен быть оставлен без изменения, а кассационная жалоба Р., доводы которой, наряду с отзывом на нее, были рассмотрены кассационной инстанцией, — без удовлетворения в связи с нижеследующим.

    [3]

    Согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, при этом суд первой инстанции обоснованно установил, что такая публикация в отношении КБ “Диалог-Оптим“ состоялась 14 октября 2004 года.

    Кроме того, из пункта 4 статьи 142 Закона о банкротства следует, что требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

    Кассационная инстанция учитывает, что Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем Информационном письме N 86 от 30 декабря 2004 года “О

    правовом положении конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, заявивших свои требования после закрытия реестра требований кредиторов“ рекомендовал арбитражным судам при применении Закона о банкротстве руководствоваться тем, что реестр требований кредиторов закрывается в силу Закона при наступлении указанных в нем обстоятельств, то есть по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

    В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 93 имеет дату 26.07.05, а не 26.06.05.

    Более того, в пункте 3 своего Информационного письма N 93 от 26 июня 2005 года “О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве“ Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что последствия пропуска двухмесячного срока закрытия реестра требований кредиторов, исчисляемого с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, специально урегулированы в пунктах 4, 5 статьи 142 Закона о банкротстве, притом что возможность его восстановления законодательством не предусмотрена, в связи с чем суд первой инстанции в соответствии с действующими нормами права о банкротстве обоснованно отказал заявителю в восстановлении пропущенного им срока на включение в первую очередь реестра кредиторов.

    В связи с изложенным доводы кассационной жалобы Р. подлежат отклонению, как необоснованные и не основанные на нормах права

    о банкротстве, а обжалуемый судебный акт в порядке пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оставлению без изменения, как вынесенный в соответствии с действующими нормами права и не противоречащий имеющимся в материалах дела доказательствам и установленным судом первой инстанции обстоятельствам.

    Кассационная инстанция не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемого определения, так как не усматривает процессуальных нарушений при вынесении названного судебного акта, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

    Кассационная жалоба Р. рассмотрена кассационной инстанцией и резолютивная часть настоящего постановления в порядке статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оглашена 08 августа 2005 года, а данное постановление в полном объеме изготовлено 15 августа 2005 года.

    Читайте так же:  От чего зависит сумма материнского капитала

    На основании изложенного и руководствуясь статьями 284 — 287, 289 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

    определение Арбитражного суда города Москвы от 16 мая 2005 года по делу N А40-42415/04-44-31Б оставить без изменения, а кассационную жалобу Р. — без удовлетворения.

    О порядке рассмотрения требований кредиторов и датах закрытия реестров требований кредиторов

    Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее – Агентство), осуществляющая функции конкурсного управляющего в отношении АО КБ «Ассоциация» (далее – Банк), в дополнение к сведениям, опубликованным в газете «Коммерсантъ» № 177 (6657) от 28 сентября 2019 г. (первая публикация) и на сайте Агентства в сети Интернет 20 и 28 сентября 2019 г., сообщает следующее.

    1. Требования кредиторов, предъявленные к Банку в период деятельности временной администрации по управлению Банком, рассматриваются и устанавливаются конкурсным управляющим в следующем порядке:

    а) требование кредитора, включенное в Реестр требований кредиторов Банка временной администрацией, считается установленным в размере, составе и очередности удовлетворения, которые определены временной администрацией, если конкурсный управляющий до 23 декабря 2019 г. (включительно) не направит кредитору уведомление о полном или частичном исключении указанного требования из Реестра требований кредиторов Банка.

    б) требование кредитора, не рассмотренное временной администрацией, должно быть рассмотрено конкурсным управляющим до 27 ноября 2019 г. (включительно). В этот срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр требований кредиторов Банка (далее – Реестр), либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

    в) требование кредитора – физического лица или юридического лица, отнесенного в соответствии с законодательством Российской Федерации к малым предприятиям, сведения о которых на день наступления страхового случая в отношении ликвидируемой кредитной организации содержатся в Едином реестре субъектов малого и среднего предпринимательства, ведение которого осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», предъявивших требование, основанное на договоре банковского вклада (счета), одновременно с подачей заявления о выплате страхового возмещения в период действия временной администрации по управлению Банком, должно быть рассмотрено конкурсным управляющим Банком до 11 ноября 2019 г. (включительно). В этот срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр, либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

    2. Требование кредитора, предъявленное в ходе конкурсного производства, рассматривается конкурсным управляющим в течение 30 рабочих дней со дня получения такого требования. В этот же срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр, либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

    3. Ведение Реестра осуществляется конкурсным управляющим в следующих целях:

    — для проведения первого собрания кредиторов (данный Реестр подлежит закрытию 28 октября 2019 г.);

    — для расчетов с кредиторами (данный Реестр подлежит закрытию
    27 ноября 2019 г.).

    Дата закрытия Реестра означает истечение срока для предъявления требований, но не для их рассмотрения.

    В этой связи все требования, предъявленные до даты закрытия Реестра, в случае их обоснованности, подлежат включению в Реестр. Те требования, которые предъявлены (получены Агентством) после даты закрытия Реестра, формируемого для целей расчетов с кредиторами, учитываются за Реестром и подлежат удовлетворению за счет имущества Банка, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в Реестр.

    О порядке рассмотрения требований кредиторов и датах закрытия реестров требований кредиторов

    Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее – Агентство), осуществляющая функции конкурсного управляющего в отношении Банка МБСП (АО) (далее – Банк), в дополнение к сведениям, опубликованным в газете «Коммерсантъ» №182 (6662) от 5 октября 2019 г. (первая публикация) и на сайте Агентства в сети Интернет 27 сентября и 5 октября 2019 г., сообщает следующее.

    1. Требования кредиторов, предъявленные к Банку в период деятельности временной администрации по управлению Банком, рассматриваются и устанавливаются конкурсным управляющим в следующем порядке:

    а) требование кредитора, включенное в Реестр требований кредиторов Банка временной администрацией, считается установленным в размере, составе и очередности удовлетворения, которые определены временной администрацией, если конкурсный управляющий до 30 декабря 2019 г. (включительно) не направит кредитору уведомление о полном или частичном исключении указанного требования из Реестра требований кредиторов Банка.

    б) требование кредитора, не рассмотренное временной администрацией, должно быть рассмотрено конкурсным управляющим до 4 декабря 2019 г. (включительно). В этот срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр требований кредиторов Банка (далее – Реестр), либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

    в) требование кредитора – физического лица, основанное на договоре банковского вклада (счета), одновременно с подачей заявления о выплате страхового возмещения в период действия временной администрации по управлению Банком, должно быть рассмотрено конкурсным управляющим Банком до 18 ноября 2019 г. (включительно). В этот срок ликвидатор уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр, либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

    2. Требование кредитора, предъявленное в ходе конкурсного производства, рассматривается конкурсным управляющим в течение 30 рабочих дней со дня получения такого требования. В этот же срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр, либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

    3. Ведение Реестра осуществляется конкурсным управляющим в следующих целях:

    — для проведения первого собрания кредиторов (данный Реестр подлежит закрытию 5 ноября 2019 г.);

    — для расчетов с кредиторами (данный Реестр подлежит закрытию 4 декабря 2019 г.).

    Дата закрытия Реестра означает истечение срока для предъявления требований, но не для их рассмотрения.

    В этой связи все требования, предъявленные до даты закрытия Реестра, в случае их обоснованности, подлежат включению в Реестр. Те требования, которые предъявлены (получены Агентством) после даты закрытия Реестра, формируемого для целей расчетов с кредиторами, учитываются за Реестром и подлежат удовлетворению за счет имущества Банка, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в Реестр.

    ВС РФ разъяснил, в каких случаях требования опоздавших кредиторов могут быть включены в третью очередь реестра

    ВС РФ напомнил нижестоящим судам, что для добросовестного кредитора по требованию, восстановленному после признания сделки недействительной по признакам неравноценности или предпочтительности, двухмесячный срок течет со дня вступления в законную силу судебного акта, которым сделка была признана недействительной.

    Читайте так же:  Как разделить материнский капитал

    Реквизиты судебного акта

    Решением арбитражного суда по делу № А07-12724/2014 (далее — дело № 1) с ООО «Строймонтаж» (далее — должник, общество) в пользу ООО «Янаульское управление „Нефтестроймонтаж“ (правопредшественник ООО «Башнефть–Строй») взыскана задолженность по договору купли-продажи материалов в размере 95,2 млн руб., а также 36 млн руб. неустойки и 200 000 руб. расходов по уплате госпошлины.

    В ходе рассмотрения иска уже самого ООО «Строймонтаж» к ООО «Башнефть–Строй» (далее — заявитель, компания) о взыскании задолженности по договорам подряда (дело № А07-23058/2014, далее — дело № 2) тот же арбитражный суд утвердил мировое соглашение, в котором, помимо прочего, стороны зачли задолженность общества, взысканную с него в деле № 1. В связи с этим арбитражный суд утвердил мировое соглашение по делу № 1, заключенное на стадии исполнения судебного решения, в соответствии с которым стороны отказались от исполнения судебного решения.

    Впоследствии решением арбитражного суда от 30.09.2015 по делу № А40-11766/2015 (дело № 3) ООО «Строймонтаж» было признано банкротом. Реестр требований кредиторов должника закрыт 11.12.2015. По кассационной жалобе конкурсного управляющего обществом по делу № 2 арбитражный суд постановлением от 08.12.2016 отменил Определение от 31.03.2015 об утверждении мирового соглашения, усмотрев в нем признаки предпочтительного удовлетворения требований компании перед другими кредиторами общества. Отмена указанного определения явилась основанием (новым обстоятельством) для отмены Определения об утверждении мирового соглашения по делу № 1 по п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ. Определение отменено решением арбитражного суда от 10.04.2017.

    Полагая, что решением суда от 10.04.2017 восстановлена задолженность общества, компания 06.07.2017 обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении 131, 2 млн руб. требований в реестр, исчислив срок для их предъявления, установленный ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), со дня вступления решения от 10.04.2017 в законную силу.

    Позиция судов

    Суд первой инстанции признал требования заявителя обоснованными, но подлежащими удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр. Решение поддержала апелляция и кассация. Суды исходили из того, что требования общества основаны на судебном решении от 28.01.2015 о взыскании задолженности и заявлены после закрытия реестра. При этом, руководствуясь ст. 61.6, 100, 142 Закона о банкротстве, они применили общий порядок исчисления срока предъявления требований в рамках дела о банкротстве.

    Позиция ВС РФ

    ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части, касающейся удовлетворения требований за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр. Он определил включить требования заявителя в размере 131,2 млн руб. в третью очередь реестра требований кредиторов общества, исходя из следующего.

    Из пункта 1 ст. 142 Закона о банкротстве следует, что реестр требований кредиторов открывается с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и по истечении двух месяцев подлежит закрытию. В этот срок кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в соответствии со ст. 100 Закона о банкротстве и подтвердить их обоснованность судебным актом или иными документами. Предполагается, что добросовестному и осмотрительному кредитору не должно составлять труда предъявить свои требования в установленный срок. Тем более что с учетом процедуры наблюдения срок на формирование своей позиции значительно больше двух месяцев.

    По общему правилу негативным последствием нерасторопности кредитора, пропустившего срок для предъявления требований, является понижение очередности удовлетворения его требований, заявленных с опозданием (Определение ВС РФ от 24.09.2014 № 307-ЭС14-100). Так, в соответствии с п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве требования конкурсных кредиторов, заявленные после закрытия реестра, удовлетворяются за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.

    Однако для добросовестного кредитора по требованию, восстановленному после признания сделки недействительной по признакам неравноценности или предпочтительности, двухмесячный срок течет со дня вступления в законную силу судебного акта, которым сделка была признана недействительной. При отсутствии неправомерного поведения или вины кредитора в совершении оспоренной сделки очередность восстановленного требования не понижается (п. 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве). Применив в данном споре п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве, суды не учли, что на момент закрытия реестра компания не имела правовых оснований для предъявления требований к должнику, поскольку судебное решение от 28.01.2015 по делу № 1 о взыскании задолженности не подлежало исполнению в силу определения об утверждении мирового соглашения от 20.05.2015 по тому же делу. В мировом соглашении по делу № 2 общество и компания учли в том числе задолженность, взысканную с общества по делу № 1.

    Следовательно, мировое соглашение по делу № 1 являлось по существу частью единой сделки по зачету взаимных претензий по более широкому кругу правоотношений. Впоследствии сделка (мировое соглашение) была признана недействительной по признакам предпочтительности, при этом в действиях компании недобросовестности не установлено. Вместе с тем, поскольку каждое из мировых соглашений, опосредовавших ачет, было утверждено самостоятельным судебным актом в различных делах, Определение от 20.05.2015 по делу № 1 являлось формальным препятствием для предъявления компанией своих требований к должнику со дня вступления в законную силу постановления суда от 08.12.2016, признавшего недействительным мировое соглашение по делу № 2. Предъявление в суд очевидно необоснованного требования в силу п. 4, 5 ст. 100 Закона о банкротстве влекло для компании отказ во включении ее требований в реестр с лишением в дальнейшем такой возможности на основании п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Действуя разумно и осмотрительно, компания 07.02.2017 подала в арбитражный суд заявление о пересмотре Определения от 20.05.2015 по новым обстоятельствам и после вступления в силу судебного акта, которым окончательно оформлены последствия недействительности зачета, в двухмесячный срок предъявила свои требования к должнику.

    Источники


    1. Жан, Мишель Ламбер Маленький судья / Жан Мишель Ламбер. — М.: Прогресс, 2016. — 352 c.

    2. Борисов, А. Н. Защита от принудительной ликвидации юридического лица по искам государственных органов / А.Н. Борисов. — М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2007. — 272 c.

    3. История и методология естественных наук. Выпуск XXX. Физика. — М.: Издательство МГУ, 2017. — 200 c.
    Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here