Субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица

Ответы на вопросы по теме: "Субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица" с полным описанием проблематики и способов решения. При возникновении дополнительных вопросов - задавайте их дежурному юристу.

Субсидиарная ответственность

Есть имущество РФ. Оно передано в управление (оформлено определенным соглашением) в Федеральное агенство научных организаций(далее ФАНО, это учреждение РАН). Далее ФАНО создает федеральное государственное унитарное предприятие (далее ФГУП «ЖКУ РАН»), наделяя его уставным фондом, состоящим из электросетей. На эти электросети оформлено свидетельство на право хоз. ведения за предприятием. Под сетями находится земля. ФАНО пишет письмо, которым обязывает учрежэдения, имеющие их собственность, провести земельно-кадастровые работы и заключить договора аренды земли. ФГУП «ЖКУ РАН» в лице директора нашего филиала заключает договор подряда на земельно-кадастровые работы. По факту на сегодняшний день договор между БТИ и филиалом ФГУП «ЖКУ РАН», задолженность более 150 тыс. Можем ли мы в такой ситуации привлечь как-то в качестве субсидиарного ответчика ФАНО, в интересах которого был заключен договор подряда? Аукциона (конкурса) не было.

Учитывая, что ФАНО не является стороной договора подряда, оснований для привлечения его к субсидиарной ответственности не усматривается. Кроме того, привлечь к субсидиарной ответственности и собственника имущества предприятия в споре о взыскании с ФГУП «ЖКУ РАН» задолженности по договору подряда, скорее всего, не получиться, т. к. в соответствии с ч.6 ст.113 ГК РФ собственник имущества унитарного предприятия, за исключением собственника имущества казенного предприятия, не отвечает по обязательствам своего унитарного предприятия.

Привлечь собственника к субсидиарной ответственности будет возможно в случае банкротства ФГУП при наличии причинно-следственной связи между действиями собственника и банкротством должника. В данном случае конкурсные кредиторы вправе настаивать на привлечении собственника имущества предприятия к субсидиарной ответственности (п. 2 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях, п. 4 ст. 10, п. 12 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист»

«Особенности унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения

У унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, есть особенности, присущие только ему:

  • полное фирменное наименование предприятия на русском языке должно содержать слова «федеральное государственное предприятие», «государственное предприятие» или «муниципальное предприятие» и указание на собственника его имущества – Российскую Федерацию, ее субъект, муниципальное образование (абз. 2 п. 1 ст. 4 Закона об унитарных предприятиях);
  • предприятие не несет ответственность по обязательствам собственника его имущества – то есть Российской Федерации, ее субъекта, муниципального образования (абз. 2 п. 1 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях). Собственник имущества унитарного предприятия не несет ответственности по его обязательствам. Однако если банкротство такого предприятия было вызвано действиями собственника, то на него может быть возложена субсидиарная ответственность, если имущества предприятия будет недостаточно (п. 2 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях);

Пример из практики: суд привлек муниципальное образование (в лице его администрации) к субсидиарной ответственности по долгам унитарного предприятия ввиду бездействия, которое выразилось в том, что администрация не восстановила стоимость чистых активов предприятия до минимального размера уставного фонда и при этом не ликвидировала предприятие

Администрация муниципального образования Ч. приняла решение о создании МУП «Ж.». Впоследствии арбитражный суд признал МУП «Ж.» несостоятельным (банкротом), в связи с чем в отношении предприятия была введена процедура конкурсного производства.

В рамках этой процедуры один из конкурсных кредиторов (ОАО «Н.») обратился в суд с заявлением о привлечении муниципального образования Ч. (в лице администрации) к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия.

Суд установил, что в течение двух лет у предприятия имелись отрицательная величина чистых активов и тенденция роста кредиторской задолженности. Администрация знала о финансовом положении МУП «Ж.» и, следовательно, должна была принять одно из решений (п. 2 ст. 15 Закона об унитарных предприятиях):

  • о восстановлении стоимости чистых активов до минимального размера уставного фонда;
  • о ликвидации предприятия;
  • о реорганизации предприятия.

Поскольку администрация не приняла меры по выделению денежных средств на покрытие убытков и погашение задолженности предприятия, МУП «Ж.» было признано банкротом.

Другими словами, суд пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями администрации и банкротством должника. Следовательно, конкурсные кредиторы вправе настаивать на привлечении муниципального образования Ч. (собственника имущества предприятия) к субсидиарной ответственности (п. 2 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях, п. 4 ст. 10, п. 12 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

В итоге суд удовлетворил заявление ОАО «Н.» и взыскал с администрации за счет казны муниципального образования Ч. оставшуюся сумму задолженности (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17 декабря 2012 г. по делу № А43-38193/2009, определением ВАС РФ от 22 февраля 2013 г. № ВАС-1956/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

  • предприятие может быть преобразовано в автономную некоммерческую организацию;
  • руководитель предприятия обязан представлять собственнику имущества отчетность в соответствии с Порядком отчетности руководителей федеральных государственных унитарных предприятий и представителей интересов Российской Федерации в органах управления акционерных обществ, утвержденным постановлением Правительства РФ от 4 октября 1999 г. № 1116».

Субсидиарная ответственность: специфика применения

Чаще всего о субсидиарной ответственности говорят, когда кредиторы требуют от руководства компании расплатиться по ее долгам. Но такая форма ответственности распространяется не только на подобные случаи. Как этот инструмент описали в гражданском праве и когда его можно применить.

Что такое субсидиарная ответственность

Слово «субсидиарный» латинского происхождения и означает «резервный, вспомогательный». Субсидиарная ответственность – это обязанность погасить долг, если у основного должника нет средств, чтобы расплатиться с кредитором. Характерна очередность наступления такой ответственности. Кредитор сначала должен обратиться к основному должнику, а уже затем – к лицам, которые ее несут (ч. 1 ст. 399 ГК РФ).

В ГК РФ о субсидиарной ответственности говорится в нескольких статьях, это связано со спецификой применения инструмента в различных ситуациях. Такую ответственность в одних случаях закрепляют в договоре, в других она возникает в силу прямого указания закона. Сам принцип описали в статье 399:

  1. Прежде чем потребовать погашения долга от других обязанных лиц, кредитор обращается к основному должнику.
  2. Основной должник не удовлетворил требование кредитора. Это значит, что такое требование можно направить тем, на ком лежит субсидиарная ответственность.
  3. Нельзя привлекать к такой ответственности, если кредитор может провести с должником зачет требований или взыскать с него средства.
  4. Кредитор потребовал исполнения обязательства у того, кто взял на себя субсидиарную ответственность. Прежде чем выполнить требование, нужно предупредить основного должника. Если кредитор подал в суд – привлечь должника для участия. Иначе основной должник будет вправе возразить на иск субсидиарного, который тот подаст в порядке регресса, как на иск кредитора.
Читайте так же:  Исковое заявление об обязании предоставить документы

Правила статьи 399 работают, если в законе нет иных указаний по поводу применения такой ответственности.

Когда по ГК РФ устанавливают субсидиарную ответственность

В ряде статей ГК описаны случаи и специфика применения этого механизма. Например:

Какие законы, кроме ГК, содержат нормы о субсидиарной ответственности

О лицах, которые будут расплачиваться с кредитором, если этого не сможет основной должник, говорится не только в Гражданском кодексе. В первую очередь, положения о таких мерах содержит закон о банкротстве (закон № 127-ФЗ). В главе III.2 законодатель изложил, когда руководитель компании и ее контролирующие лица обязаны погасить ее долги. Субсидиарную ответственность ввели за то, что:

  1. Компания не может полностью расплатиться с кредиторами (ст. 61.11 закона № 127-ФЗ).
  2. Уполномоченные лица своевременно не подали в суд заявление о банкротстве (ст. 61.12 закона № 127-ФЗ).

Также в этой главе закрепили порядок привлечения к ответственности. Контролирующее лицо или директор будут выступать в качестве ответчиков по делу о банкротстве (ст. 61.15 закона № 127-ФЗ). Подробнее об этом читайте в журнале «Корпоративный юрист».

Положения о том, что собственники бизнеса становятся субсидиарными должниками, есть и в законе об ООО (ч. 3 ст. 3 закона № 14-ФЗ). Помимо этого, такую ответственность налагают на руководство ООО, когда компанию исключат из ЕГРЮЛ, но обязательства перед кредиторами останутся невыполненными. К ответственности привлекают по заявлению кредитора в случае, если руководство действовало недобросовестно (ч. 3.1 ст. 3 закона № 14-ФЗ).

Есть и другие законы, в которых говорится о такой форме ответственности. Например:

  1. Политическая партия отвечает в таком порядке по долгам своих региональных отделений и иных структур (п. 4 ст. 28 Федерального закона от 11.07.2001 N 95-ФЗ).
  2. Члены профессионального объединения страховщиков несут субсидиарную ответственность по обязательствам объединения (ст. 27 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ).
  3. Если в проспекте ценных бумаг была недостоверная информация, и эмитент причинил владельцу бумаг вред, субсидиарную ответственность возлагают на лиц, которые проверили проспект и подписали его (ч. 3 ст.22.1 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ).

Условия привлечения к такой ответственности зависят от специфики ситуации. Отличаются обстоятельства, которые истцу нужно будет подтвердить.

Энциклопедия решений. Субсидиарная и солидарная ответственность участников (учредителей, руководителей) по обязательствам юридического лица

Ответственность участников (учредителей) по обязательствам юридического лица

Юридические лица, кроме казенного предприятия, учреждений, религиозной организации, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом (п. 1 ст. 56 ГК РФ).

Учредители (участники) юридического лица или собственник его имущества, по общему правилу, не отвечают по обязательствам юридического лица. Ответственность участника (учредителя) юридического лица или собственника его имущества по обязательствам юридического лица может быть предусмотрена Гражданским кодексом РФ или другим законом (п. 2 ст. 56 ГК РФ).

Участники (учредители) юридического лица или собственник его имущества могут привлекаться к солидарной или к субсидиарной ответственности.

При солидарной ответственности кредитор вправе требовать исполнения как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК РФ):

— от юридического лица и от его участников (учредителей) совместно;

— от юридического лица, или от его участников (учредителей) в отдельности.

Солидарная ответственность предусмотрена для основного общества (товарищества) по сделкам, заключенным его дочерним обществом во исполнение указаний или с согласия основного общества (абзац второй п. 2 ст. 67.3 ГК РФ).

Участники (учредители) юридического лица, имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица (п. 3 ст. 53.1 ГК РФ) при реорганизации такого юридического лица несут солидарную ответственность перед его кредитором наряду с юридическими лицами, созданными в результате реорганизации, при наличии условий, указанных в п. 3 ст. 60 ГК РФ.

Наступлению субсидиарной (то есть дополнительной) ответственности (ст. 399 ГК РФ) участников (учредителей) или собственников имущества юридического лица должно предшествовать обращение кредитора за исполнением к юридическому лицу. К субсидиарной ответственности могут быть привлечены участники (учредители) или собственники имущества юридического лица только при неисполнении обязанности самим юридическим лицом в случаях, установленных законом, например:

— собственник имущества казенного предприятия несет субсидиарную ответственность по обязательствам предприятия при недостаточности его имущества (абзац третий п. 6 ст. 113 ГК РФ);

— собственник имущества казенного или частного учреждения несет субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения при недостаточности у казенного или частного учреждения денежных средств (п. 4 ст. 123.22, п. 2 ст. 123.23 ГК РФ);

— по обязательствам бюджетного или автономного учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности имущества учреждения, на которое в соответствии с законом может быть обращено взыскание, субсидиарную ответственность несет собственник имущества бюджетного или автономного учреждения (п. 5 и п. 6 ст. 123.22 ГК РФ);

— участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества. При преобразовании товарищества в общество каждый полный товарищ, ставший участником (акционером) общества, в течение двух лет несет субсидиарную ответственность всем своим имуществом по обязательствам, перешедшим к обществу от товарищества (п. 2 ст. 68, п. 1 ст. 75 ГК РФ);

— члены крестьянского (фермерского) хозяйства, созданного в качестве юридического лица, несут по обязательствам крестьянского (фермерского) хозяйства субсидиарную ответственность (абзац второй п. 4 ст. 86.1 ГК РФ);

— участники должника, являющиеся его контролирующими лицами, несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника, признанного несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия таких участников (п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»);

— при оплате долей в уставном капитале ООО не денежными средствами, а иным имуществом (внесении в уставный капитал АО неденежных средств) участники (акционеры) общества и независимый оценщик в случае недостаточности имущества общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в пределах суммы, на которую завышена оценка имущества, внесенного в уставный капитал, в течение пяти лет с момента государственной регистрации общества или внесения в устав общества соответствующих изменений (п. 3 ст. 66.2 ГК РФ).

Если законодательством установлена субсидиарная ответственность собственника имущества, учредителей (участников) юридического лица, они также несут субсидиарную ответственность по обязательствам, вытекающим из трудовых отношений (ч. 12 ст. 20 ТК РФ).

С 1 сентября 2014 г. вступила в силу новая норма ГК РФ, в соответствии с которой участники общества несут субсидиарную ответственность по его обязательствам, возникшим до момента полной оплаты уставного капитала, если в соответствии с законом допускается государственная регистрация хозяйственного общества без предварительной оплаты трех четвертей уставного капитала (п. 4 ст. 66.2 ГК РФ в редакции Закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ).

Ответственность участников (учредителей), собственников имущества юридического лица по его обязательствам может наступать в случаях, установленных учредительными документами, когда такая возможность предусмотрена законом. Так, например:

— члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, которые предусмотрены уставом кооператива (п. 2 ст. 106.1 ГК РФ, п. 1 ст. 13 Федерального закона от 08.05.1996 N 41-ФЗ «О производственных кооперативах»);

Читайте так же:  Увеличение объема работы или расширение зоны обслуживания

— члены потребительского кооператива солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам кооператива в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива (п. 2 ст. 123.3 ГК РФ);

— субсидиарная ответственность членов ассоциации (союза) может предусматриваться ее уставом (абзац третий п. 3 ст. 123.8 ГК РФ).

Привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего

Уважаемые коллеги, сегодня хотелось бы обсудить с Вами тему привлечения лиц, контролирующих должников, к субсидиарной ответственности должников, исключенных из ЕГРЮЛ как недействующих.

Прошло немногим более двух лет со дня вступления в силу Федерального закона от 28.12.2016 года N 488-ФЗ , которым в частности был введен в действие пункт 3.1. в ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» о субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должников, исключенных ФНС из ЕГРЮЛ как недействующих.

Признаться, когда был принят данный закон, я с нетерпением ждала вступления его в законную силу и наивно думала: «Вот теперь мы заживем! Наконец-то можно не впадать в банкротство и привлечь собственников бизнеса к реальной ответственности с минимальными издержками.» Но как оказалось не все так просто как казалось на первый взгляд.

У меня были «перспективные» должники, на которых ну очень хотелось попробовать действие данной нормы, и когда я стала готовить свой первый иск по данной категории дел, то как и все мои коллеги начала изучать практику, которая хоть и в небольшом количестве, но уже была к этому времени (на момент подачи иска – март 2018 года, норма об ответственности действовала уже пол года).

При изучении практики я была очень сильно удивлена обилием дел данной категории в СОЮ, потому как искренне была уверена, что это только арбитраж – т.к. корпоративный спор в чистом виде и по другому быть не может.

Забегая вперед, скажу, что я пошла в арбитраж и не прогадала, многие меня поймут, не лежит у меня душа к СОЮ по вполне объективным причинам))))

На сегодняшний день мне удалось найти в открытом доступе 76 решений по данной категории дел (и это за 2 года. ). И вот друзья, сухая статистика: из них 27 – вынесены арбитражными судами, остальные СОЮ.

Несмотря на то, что статистика явно не в пользу арбитражных судов, я все еще продолжаю считать, что данная категория дел относится к корпоративным спорам в независимости от наличия у ответчиков статуса ИП, ведь спор связан с ликвидацией основного должника — ЮЛ (ст. 27, 225.1. АПК РФ нам позволяет обосновать свои доводы о подведомственности данного спора арбитражным судам). Но не буду подробно останавливаться на данном вопросе,т.к. хотелось бы поговорить с Вами о действенных приемах, которые позволят добиться положительного решения по Вашему иску.

Буду анализировать решения АС, т.к. выше уже писала, не лежит у меня душа к СОЮ.

[2]

Сразу скажу, что даже в моих любимых АС опять таки статистика не утешительная: из 27 дел, рассмотренных АС лишь по 11 вынесены положительные решения.

В целом при изучении судебных актов, такое ощущение, что пока наши суды не готовы привлекать контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по долгам основных должников, исключенных из ЕГРЮЛ.

Справедливости ради хотелось бы отметить, что и истцы в большинстве случаев идут не подготовленными, рассчитывая на «автоматическое» удовлетворение их требований только потому, что должник исключен из ЕГРЮЛ как недействующий.

Круг лиц, на которых пытаются возложить субсидиарную ответственность как правило ограничивается – единоличным исполнительным органом, крайне редко учредителем (по ним статистика еще хуже) и пока не разу не встречала дел о привлечении «реальных» собственников бизнеса как лиц, контролирующих должника, хотя сама норма нам позволяет это сделать.

Пока, к сожалению, ни одно из рассмотренных дел не дошло до Верховного суда (отказные определения не принимаем во внимание), но уже в судебных актах прослеживается некая логика и последовательность, несмотря на специфичность спора и огромное влияние конкретных обстоятельств дела на итоговое решение.

Начнем с первоисточника – ч. 3.1. ст. 3 Закона об ООО, которая гласит:

Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

Но что такое недобросовестность и неразумность? Как ее доказать, если прямых доказательств у истца нет?

Как я уже писала выше суды неохотно удовлетворят иски, а учитывая специфику спора, представить прямые доказательства, что контролирующие лица вывели активы исключенного ЮЛ практически невозможно: истец не имеет доступ к указанной информации, ответчик ее не предоставляет, так сказать круг замкнулся, и как Вы понимаете не в пользу истца.

Исходя из анализа судебных актов в данной категории, нам поможет выиграть активное применение презумпций по корпоративным спорам о возмещении убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица.

Все помнят замечательное постановление пленума ВАС РФ от 30.07.2013 года № 62, в котором обозначены признаки недобросовестности и неразумности, а также распределение бремени доказывания по данной категории дел.

И вот тут к нам на помощь приходит постановление пленума № 62.

В абсолютном большинстве положительных решений суды распределяли бремя доказывания согласно разъяснениям, которые указаны в данном постановлении, как правило ответчику всегда есть, что скрывать, и в данном случае такая скрытность трактуется не в пользу ответчика (Постановление АС МО от 01.10.2019 года по делу № А41-2077/2019, Постановление 11 ААС по делу №А55-32550/2018, Постановление 17 ААС по делу №А50-30256/2018, постановлени АС ЗСО от 06.07.2018 года по делу № А70-10139/2017).

Повторюсь, что, к сожалению, исключение основного должника из ЕГРЮЛ не влечет автоматическое возложение субсидиарной ответственности на контролирующих лиц, по крайней мере пока, но ссылаться на неразумное бездействие контролирующих лиц за не сдачу отчетности в ФНС и отсутствие хозяйственных операций по счету, что является основанием для признания ЮЛ недействующим и его последующим исключением из ЕГРЮЛ, в связке с постановлением пленума ВАС № 62 является вполне эффективным способом доказывания вины контролирующих лиц в причинении убытков истцу, в совокупности с другими обстоятельствами дела (Постановление 7ААС по делу № А27-8490/2018, решение АС Нижегородской области от 07.02.2018 года по делу № А43-32932/2017, решение АС Удмуртской Республики от 04.02.2019 года по делу № А71-15800/2018, решение АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.09.2019 года по делу № А56-140173/2018).

[3]

Читайте так же:  Типовой образец договора купли-продажи склада
Видео (кликните для воспроизведения).

Также доказательствами недобросовестности контролирующих лиц, является их уклонение от обязанности инициировать банкротство (данный довод поможет Вам также подтянуть учредителя к ответственности) (решение АС Нижегородской области от 07.02.2018 года по делу № А43-32932/2017, постановление 7 ААС от 25.12.2018 года по делу № А27-8490/2018).

Здесь могут возникнуть трудности: как доказать, что такая обязанность у контролирующих лиц была, ведь у нас нет доказательств, подтверждающих признаки несостоятельности? В этом случае нам снова на помощь придут презумпции: согласно статьи 2 Закона о банкротстве, неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное (Постановление АС МО от 09.10.2018 N Ф05-16161/2018 по делу N А40-44381/2016).

В целом из анализа судебных актов видно, что суды хотят видеть в деле не просто «формальные» доказательства неразумности или недобросовестности ответчиков в форме не сдачи отчетности или уклонение от обязанности инициировать банкротство, а доказательства, подтверждающие недобросовестность действий ответчиков по уходу от исполнения обязательств основного должника – ЮЛ.

Такими доказательствами в частности могут служить банковские выписки со счетов должника, документы, подтверждающие отчуждение имущества (как доказательства вывода активов).

Косвенными доказательствами, благоприятно принимаемыми судами, являются совокупность материалов исполнительного производства, подтверждающая отсутствие имущества у основного должника (если в свою очередь Ваш долг возник в результате продажи этому должнику товара), картотека дел, подтверждающая отсутствие судебных споров о взыскании задолженности, в которых основной должник выступает в роли истца (как доказательство того, что должник продал Ваш товар, получив за него оплату в полном объеме, что свидетельствует об отсутствии у него намерения погашать задолженность перед истцом ) (Постановление АС МО от 01.10.2019 года по делу № А41-2077/2019, Решение АС Краснодарского края по делу№ А32-49178/2018).

Также судами позитивно принимаются такие косвенные доказательства недобросовестности действий контролирующих лиц, как нахождение руководителя и учредителя в составе контролирующих лиц иных организаций, которые исключены из ЕГРЮЛ как недействующие, что уже позволяет говорить о системности неправмоерных действий (Постановление 3 ААС по делу № А33-16563/2018).

В целом, подводя итоги анализа сложившейся практики, можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день тенденции таковы, что суды воспринимают данную категорию спора не как корпоративный спор, с вытекающими презумпциями, упрощающими жизнь истца, а как обыкновенные споры о взыскании убытков, с полным составом доказывания и отсутствием полезных для истца презумпций. Конечно же такой подход не несет ничего хорошего для истцов, и убедить в обратном суды порой бывает очень сложно, но как практик хочу сказать, что возможно.

[1]

А поскольку практику формируем мы с Вами, то предлагаю, коллеги делиться опытом, как Вы обосновываете правомерность Ваших требований о привлечении лиц, контролирующих должников, к субсидиарной ответственности по обязательствам должников, исключенных из ЕГРЮЛ как недействующих.

Буду Вам благодарная за любые ссылки на конкретные номера дел.

Субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица

Ответственность юридического лица (пп. 1 — 3 ст. 56 ГК РФ). Юридические лица, кроме финансируемых собственником учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.

Казенное предприятие и финансируемое собственником учреждение отвечают по своим обязательствам в порядке и на условиях, предусмотренных п. 5 ст. 113, ст. 115 и 120 ГК РФ.

Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ либо учредительными документами юридического лица.

Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для исполнения этим юридическим лицом указания либо могут иным образом определять его действия, на таких лиц, в случае недостаточности имущества юридического лица, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Полное товарищество (пп. 1 — 3 ст. 75 ГК РФ). Участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества.

Участник полного товарищества, не являющийся его учредителем, отвечает наравне с другими участниками по обязательствам, возникшим до его вступления в товарищество. Участник, выбывший из товарищества, отвечает по обязательствам товарищества, возникшим до момента его выбытия, наравне с оставшимися участниками в течение двух лет со дня учреждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором он выбыл из товарищества.

Соглашение участников товарищества об ограничении или устранении ответственности, предусмотренной в ст. 75 ГК РФ, ничтожно.

Товарищество на вере (п. 2 ст. 82 ГК РФ). Положение полных товарищей, участвующих в товариществе на вере, и их ответственность по обязательствам товарищества определяются правилами ГК РФ об участниках полного товарищества.

Общество с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 87 ГК РФ). Участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов. Участники общества, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников.

Общество с дополнительной ответственностью (п. 1 ст. 95 ГК РФ). Участники такого общества солидарно несут субсидиарную) ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере по отношению к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества. При банкротстве одного из участников его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок распределения ответственности не предусмотрен учредительными документами общества.

Акционерное общество (п. 1 ст. 96 ГК РФ). Участники акционерного общества (акционеры) не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций. Акционеры, не полностью оплатившие акции, несут солидарную ответственность по обязательствам акционерного общества в пределах неоплаченной части стоимости принадлежащих им Дочернее общество (п. 2 ст. 105 ГК РФ).

Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество, которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе во договору с ним, обязательные для него указания, отвечает Солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

Производственный кооператив (п. 2 ст. 107 ГК РФ). Члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом кооператива.

Читайте так же:  Исковое заявление о признании права собственности на земельный участок

Унитарное предприятие (п. 5 ст. 113 ГК РФ). Данное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Оно не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества.

Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения (п. 8 ст. 114 ГК РФ). Собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия. за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ст. 56 ГК РФ. Это правило справедливо также в отношении ответственности предприятия, учредившего дочернее предприятие, по обязательствам последнего.

Унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления (п. 5 ст. 115 ГК РФ). Российская Федерация несет субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества.

Субсидиарная ответственность (пп. 1-3 ст. 399 ГК РФ). До предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен пресдъявить требование к основному должнику.

Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование, оно может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

Кредитор не вправе требовать удовлетворения своего требования к основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если это требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника.

Лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно до удовлетворения требования, предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а если к такому лицу предъявлен иск, — привлечь основного должника к участию в деле. В противном случае основной должник имеет право выдвинуть против регрессного требования лица., отвечающего субсидиарно, возражения, которые он имел против кредитора.

Солидарное и субсидиарное исполнение налоговой обязанности: новые тенденции

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

На практике нередко складывается ситуация, когда налоговый орган правомерно доначисляет существенные суммы налогов. При этом налогоплательщик может оказаться неспособен погасить требования налоговиков. Неспособность юридического лица или ИП полностью удовлетворить требования кредиторов считается одним из признаков банкротства (п. 2 ст. 3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве). И для налогового органа установлен упрощенный порядок возбуждения процедуры банкротства. В частности, право на обращение в арбитражный суд возникает у него по истечении 30 дней с даты принятия решения о взыскании задолженности за счет денежных средств налогоплательщика – и наличие судебного решения, подтверждающего эту задолженность, необязательно (абз. 3 п. 2 ст. 7 закона о банкротстве).

Однако банкротство на практике – дорогая, сложная и длительная процедура, поэтому часто налоговые органы не подают заявления о банкротстве компаний. При этом для того, чтобы компенсировать потери бюджета, они используют иные способы погашения задолженности.

Одним из таких способов является взыскание задолженности со взаимозависимых компаний (с дочерней компании в пользу основной или наоборот). Данная возможность предполагает привлечение к солидарной ответственности взаимозависимых компаний при поступлении выручки за реализуемые налогоплательщиком товары на их счета. Другое условие для солидарной ответственности, которое должно быть соблюдено, – передача денежных средств или иного имущества зависимому обществу произошла после того, как налогоплательщик узнал или должен был узнать о назначении выездной или начале камеральной проверки (подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ).

Солидарная ответственность предполагает, что инспекция заявляет требование о взыскании задолженности с зависимой компании до исчерпания всех способов взыскания недоимки с проверяемого налогоплательщика. Иными словами, налоговый орган еще мог провести процедуру банкротства налогоплательщика и, возможно, конкурсной массы хватило бы на удовлетворение налоговых требований, но вместо этого налоговики привлекают к ответственности иное, зависимое лицо.

Среди юристов встречается мнение о том, что зависимое лицо можно привлекать к ответственности только после того, как инспекция исчерпает все возможности принудительного взыскания недоимки с самого должника. Но данная точка зрения не поддерживается арбитражной практикой (см., например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 29 декабря 2014 г. по делу № А40-153792/14). Практика по привлечению взаимозависимых лиц к солидарной ответственности за налоговые долги начинает распространяться. Рассмотрим ниже ключевые моменты последних судебных решений.

Прежде всего, в качестве примера хотелось бы привести постановление Арбитражного суда Московского округа от 31 октября 2014 г. № А40-28598/13. В рамках данного дела две компании не были напрямую аффилированными. Но ряд фактических признаков позволил сначала суду апелляционной инстанции (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 июля 2014 г. № 09АП-22065/14), а после и кассационному суду согласиться с позицией налогового органа о том, что налоговая задолженность одной компании может быть взыскана с другой. К этим признакам относились следующие:

Зависимая компания была зарегистрирована в период проведения выездной налоговой проверки налогоплательщика.

У зависимой компании и налогоплательщика были тождественными фактические адреса, контактные телефонные номера, адреса интернет-сайтов, виды деятельности и товарные знаки – они различались только по организационно-правовой форме.

С момента начала проведения выездной налоговой проверки у налогоплательщика существенно уменьшилась сумма активов – за полтора года почти на 42,5% (с 216 млн руб. к началу проверки до 92 млн руб. к моменту предъявления в суд иска налогового органа).

Зависимая компания перезаключила договоры с покупателями товаров налогоплательщика, что было доказано с помощью писем покупателей, которые подтверждали расторжение контракта с налогоплательщиком и заключение контракта с зависимым лицом.

Все сотрудники налогоплательщика перешли к зависимой компании.

Более 100 организаций, ранее перечислявших выручку налогоплательщику, после начала выездной налоговой проверки начали перечислять денежные средства в адрес зависимой компании.

При рассмотрении дела все указанные обстоятельства были достоверно установлены.

Налогоплательщик настаивал на том, что ст. 20 НК РФ «Взаимозависимые лица» и раздел V.1 НК РФ о трансфертном ценообразовании не допускают возможности признания лиц взаимозависимыми с иной целью, кроме контроля за правильностью цен по сделкам. Однако апелляционный и кассационный суды решили, что обстоятельства свидетельствуют о взаимозависимости обществ и согласованности их действий. И данный факт в силу положений подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ позволяет взыскивать налог не с налогоплательщика, а с организации, которая является по отношению к нему дочерней или основной.

Читайте так же:  Отметьте верные утверждения в отношении периода планирования

В рамках другого дела по привлечению к ответственности взаимозависимых лиц по подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ организации не скрывали своей аффилированности. Так, согласно данным из ЕГРЮЛ единственный учредитель и директор одной компании был также единственным учредителем и директором другой компании. Более того, данные организации находились по одному юридическому адресу. После того как одна из организаций получила по результатам налоговой проверки решение с существенными доначислениями, данные юридические лица заключили договор поручения на управление договорами. Согласно его условиям доверитель доверил поверенному за вознаграждение от имени и за счет доверителя управлять договорами, а также осуществлять ряд юридических действий: производить платежи с контрагентами через свой банковский счет, проверять документы, являющиеся основанием для оплаты, и совершать другие действия, необходимые для выполнения обязанностей по договору.

В итоге согласно сведениям об операциях по расчетному счету поверенного за три месяца на его счет поступили денежные средства в размере более 400 млн руб. Более того, в ответ на требование налогового органа поверенный представил пояснения, из содержания которых следовало, что денежные средства являлись доходными операциями доверителя. Налоговый орган сделал вывод о том, что перечисление собственных денежных средств через счет поверенного уже после информированности о результатах проведенной налоговой инспекцией проверки и наличии задолженности по налогам свидетельствует об умышленном характере действий налогоплательщика в целях предотвращения принудительного взыскания. В отношении налогоплательщика была введена процедура банкротства.

С одной стороны, налоговый орган принял меры по включению в реестр требований кредиторов суммы задолженности по налогам. С другой стороны, он обратился с требованием о взыскании задолженности с взаимозависимой компании в порядке подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ. И суд признал данные действия налоговиков законными. Доказательств того, что заявление инспекции о включении в реестр кредиторов удовлетворено, представлено не было. А заявленное налоговым органом требование о взыскании задолженности с зависимого лица по ст. 45 НК РФ, по мнению суда, не противоречит закону о банкротстве. В случае же удовлетворения требований по ст. 45 НК РФ сумма задолженности, подчеркнул суд, будет исключена из реестра требований кредиторов по делу о банкротстве. В итоге компания, получавшая по договорам поручения выручку должника-налогоплательщика, была привлечена к солидарной ответственности (решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25 декабря 2014 г. № А32-24705/2014).

Налоговые инспекции все чаще привлекают аффилированных с налогоплательщиком лиц не только к солидарной, но и к субсидиарной ответственности. Напомним, субсидиарная ответственность подразумевает обращение к другому лицу только после того, как основной должник не выполнил требование о погашении задолженности (ст. 399 ГК РФ). К субсидиарной ответственности нередко привлекают контролирующих должника лиц в рамках дел о банкротстве. И такие дела должны рассматриваться арбитражными судами (п. 5 ст. 10 закона о банкротстве).

Под контролирующими понимаются лица, имеющие (либо имевшие в течение менее чем двух лет до принятия судом заявления о признании должника банкротом) право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на них (абз. 31 ст. 2 закона о банкротстве). Можно сделать вывод о том, что законом о банкротстве разделяются понятия руководителя должника и контролирующего должника лица. При этом в п. 5 ст. 10 закона о банкротстве, дающем возможность привлечения третьих лиц к субсидиарной ответственности, говорится именно о контролирующем должника лице, а не о руководителе.

То есть формально остается возможность для того, чтобы привлечь руководителя к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве в суде общей юрисдикции. Налоговые органы воспользовались этой логикой и начали привлекать директоров компаний к субсидиарной ответственности именно в таком порядке (см., например, апелляционное определение Нижегородского суда от 25 июня 2013 г. № 33-5584/2013).

Юристы неоднократно высказывали мнение о принципиальной неверности данного подхода. И данный вопрос попал на рассмотрение ВС РФ, который пришел к следующим выводам (Обзор судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2013 года, утв. Президиумом ВС РФ 4 июня 2014 г.).

Прежде всего ВС РФ отметил, что руководитель должника в ряде ситуаций обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением должника (ст. 9 закона о банкротстве). Нарушение руководителем должника этой обязанности влечет за собой его субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим после истечения указанного срока (п. 2 ст. 10 закона о банкротстве).

Далее Суд подчеркнул, что законом о банкротстве предусмотрено рассмотрение арбитражным судом заявления о привлечении контролирующих должника лиц лишь в деле о банкротстве должника. Рассмотрение же арбитражным судом заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности в случае, если производство по делу о банкротстве не было возбуждено либо было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов, ни АПК РФ, ни законом о банкротстве не предусмотрено.

Суд заключил, что деятельность, осуществляемая ФНС России, по своему характеру предпринимательской не является, и требования налогового органа о привлечении к субсидиарной ответственности по уплате обязательных платежей могут предъявляться к руководителю должника как физическому лицу.

В заключение был сделан вывод о том, что исходя из характера возникающих правоотношений и их субъектного состава указанные требования налогового органа подлежат рассмотрению судом общей юрисдикции.

Тем самым ВС РФ подтвердил законность подхода налогового органа.

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, судебная практика в вопросах взыскания задолженности по налогам с третьих лиц пока складывается в пользу налоговиков. Поэтому можно ожидать, что в ближайшее время фактов привлечения аффилированных с налогоплательщиком лиц к субсидиарной и к солидарной ответственности будет только больше.

Источники


  1. Курскова Г. Ю. Политический режим Российской Федерации. Теоретико-правовой аспект; Юнити-Дана, Закон и право — Москва, 2008. — 296 c.

  2. Ильин, В. А. История и методология физики. Учебник / В.А. Ильин, В.В. Кудрявцев. — М.: Юрайт, 2014. — 580 c.

  3. Настольная книга судебного пристава-исполнителя. — М.: БЕК, 2014. — 752 c.
Субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here